Что такое сверхчувствительность

Сегодня, по оценкам разных исследователей, 15-20% людей в разной степени сверхчувствительны
Что это такое?
Откуда берётся сверхчувствительность?
Как понять, что я — сверхчувствительный человек?
С чем можно спутать сверхчувствительность?
 А какие есть преимущества?

Сегодня, по оценкам разных исследователей, 15-20% людей в разной степени сверхчувствительны. Однако описания этого состояния нет ни в международной классификации болезней (МКБ), ни в каких-либо других авторитетных справочниках. Всё потому, что сверхчувствительность — это не диагноз и не состояние ментального здоровья. 

Это описательный термин, с помощью которого психолог Элейн Эйрон предложила объединить группу людей. Впервые об этой концепции стали говорить в середине 1990-х годов, а после публикации книги Эйрон «Высокочувствительный человек» в 1996-м году, интерес к ней только растёт.

Что это такое?

 Сверхчувствительность — это особенность нервной системы, из-за которой человек острее других реагирует на внутренние и внешние стимулы: физические, эмоциональные и социальные. Сверхчувствительного человека может выбить из колеи то, на что обычно другие люди обращают не так много внимания — например, голод, яркий свет, шум и различные звуки, неудобная одежда. Вот как описывает свои ощущения сверхчувствительный человек: «Представьте, что перед вами постель, на которой рассыпаны крошки. Хотите ли вы в неё лечь? Удобно ли вам будет? Скорее всего, нет. Для меня весь мир: звуки, картинки, мимика, эмоции и речь других людей — крошки на кровати, которые я не могу игнорировать».

Чтобы лучше объяснить, что такое сверхчувствительность, мы расскажем историю Кирилла. Это вымышленный, но собирательный образ, который объединяет опыт людей с высокой чувствительностью. Итак, Кирилл пошёл в театр со своей девушкой Катей. Они стояли в фойе, ожидая начала спектакля. Вскоре Кириллу стало не по себе. Вокруг столько людей, они все одеты во что-то яркое, они все пахнут, они все много говорят — сложно сфокусироваться хоть на чём-то. Катя что-то говорила, но ему было сложно её слушать, потому что всё вокруг отвлекало. Где-то скрипнула дверь, в зал ворвался клочок свежего воздуха, и Кириллу показалось, что стало полегче. Но дверь захлопнулась, и снова стало нечем дышать, а к горлу подкатило раздражение: «Зачем, ну зачем я согласился пойти в этот чёртов театр?! Слишком много людей, слишком шумно, слишком душно — здесь всё слишком».

Кирилл сказал Кате, что ему нужно отойти на минутку, он быстрым шагом спустился по лестнице и спрятался в прохладном светлом пространстве туалетной комнаты. Он умылся холодной водой и почувствовал облегчение: «Наконец, спокойствие». Кирилл, конечно, знал, что плохо переносит людные места, но не думал, что в этот раз ему будет тяжело взять себя в руки. Он постоял в тишине ещё пять минут и вернулся обратно к Кате. Прозвенел звонок. Скоро начнётся спектакль. Пора в зал.

Постановка была отличной. Кирилл настолько проникся игрой одного из актёров, что даже всплакнул. Правда, Кате пришлось сказать, что ресница в глаз пропала: «Не могу же я ей сказать, что растрогался — пацаны не плачут». На прощание Катя поцеловала Кирилла в щёку, и он почувствовал себя самым счастливым, его лицо расплылось в улыбке. «Какой же ты у меня впечатлительный», — ласково сказала Катя. Кириллу даже стало неловко. Его с детства называли нежным, чувствительным, излишне ранимым. Он глубоко расстраивался и сильно радовался. Он чувствовал звуки, запахи, вкус и прикосновение рук так ярко, будто бы кто-то выкрутил контрастность на максимум. А события в мире, казалось, задевали его сильнее чем кого бы то ни было. Кирилл иногда этого стыдился. Он точно не знал, что с ним: раньше он думал, что всё из-за гормональных перестроек в пубертатный период, но вот ему 25, а чувствительность никуда не делась. На самом деле с Кириллом всё так. Просто он — сверхчувствительный человек.

Каждый день мы сталкиваемся с многочисленными стимулами, которые нашему мозгу приходится обрабатывать и интегрировать в целостное представление мира. И у каждого из нас мозг по-своему справляется с этой задачей. Одна из теорий, которая описывает эти различия — и есть теория сверхчувствительности. Согласной ей, люди различаются по своей чувствительности как к отталкивающим, так и к поддерживающим стимулам окружающей среды. И эти различия следует рассматривать как выражение черты личности, а не расстройство.

Так что высокая чувствительность — это особенность, которую важно понимать про себя и/или других людей: будь то друзья, близкие или коллеги. Когда мы лучше себя знаем, нам легче адаптироваться в мире с учётом своих отличительных черт. Нередко сверхчувствительные люди сталкиваются с непониманием. Окружающие порой считают их «слишком нежными», «одуванчиками», «капризными» или «чересчур чувствительными», и это заставляет человека переживать не только о том, как его воспринимают другие, но и о том, всё ли с ним в порядке. Иногда сверхчувствительные люди заставляют себя «просто перестать обращать внимание» на то, что вызывает у них сильный дискомфорт, чтобы подстроиться. И это только прибавляет стресса в жизнь.

Мы счастливее, когда принимаем свои особенности и учимся с ними жить, а не пытаемся переделать то, что от нас не зависит — например, специфику своей нервной системы. Поэтому в этой серии постов мы подробнее расскажем о том, откуда берётся высокая чувствительность. Ответим на вопросы о том, как понять, что я — сверхчувствительный человек? Какие у высокой чувствительности есть плюсы и минусы? И, наконец, что делать, если я часто и много обо всём переживаю?

Откуда берётся сверхчувствительность?

Сложно наверняка сказать, рождаются ли люди сверхчувствительными или становятся. Исследователи считают, что высокая чувствительность — это комбинация факторов образа жизни, темперамента и типа личности. Именно от того, какой опыт человек получил, зависит, как он будет воспринимать события в своей жизни: будет ли он реагировать на них остро или равнодушно, насколько ему будет нужна поддержка, чтобы справиться с переживаниями и сможет ли он договориться с окружающими о том, чтобы эту поддержку получить.

Так, исследования показывают, что иногда причина сверхчувствительности — тонкости в работе дофаминовой системы. Дофамин — это такой гормон, похожий на рычажок, с помощью которого регулируется яркость ощущений. Чем больше дофамина, тем тягостнее грусть, тем ярче радость. У людей с высоким уровнем дофамина с некоторой вероятностью родятся такие же чувствительные дети.

Бывает и по-другому. Если ребёнок с типичной дофаминовой системой переживает серьёзное потрясение: теряет родителя, переживает жестокое обращение или насилие — то он может стать сверхчувствительным. При этом ребёнок не обязательно должен пережить конкретное травмирующее событие. Иногда сверхчувствительными становятся те дети, которым уделяли недостаточно внимания и тепла.

Интересно, что высокочувствительными бывают не только люди, но и более 100 видов животных: собаки, насекомые, приматы и другие. Остановимся на приматах. Так, психолог Стивен Суоми, который исследовал поведение макак, определил 20% из них как «высокореактивных» — то есть особо чувствительных. Эти приматы видели угрозу там, где её нет, не хотели знакомиться с новыми сородичами, и, когда их разлучали с близкими для них обезьянами, они впадали в депрессию. Да, в настоящую обезьянью депрессию.

Суоми заметил, что детёныш чувствительного обезьяны-отца может вырасти зажатым и робким, даже если отец не участвовал в его воспитании. Это генетическая составляющая высокой чувствительности. А когда чувствительного детёныша высокореактивного отца с младенчества воспитывали заботливые приёмные обезьяны-мамы, такие макаки вырастали обычными. Это — социальная составляющая высокой чувствительности.

Как понять, что я — сверхчувствительный человек?

Напомним, что сверхчувствительность (ВЧЛ) — это нейробиологическая черта, из-за которой люди ярко реагируют на внешние раздражители: например, на яркий свет, хаотичную среду, шум. Помимо физических стимулов, люди с высокой чувствительностью так же острее других реагируют на психические, социальные и эмоциональные стимулы.

Тестов, помогающих определить высокую чувствительность, не так много. В основном для оценки ВЧЛ используется шкала высокочувствительного человека, разработанная Элейн Эйрон — основоположницей концепции. Эта шкала прошла несколько научных валидаций. Другие же тесты скорее правильно назвать экспериментальными версиями, в которых различные исследователи пытаются выработать список черт, по которым можно отличить высокую чувствительность. Например, одни опросники учитывают невротизм и религиозность, другие — фокусируются на оценке поведенческих реакций на повседневные переживания. В целом, пока консесуса в том, что именно составляет высокую чувствительность, нет.

Поскольку сверхчувствительность — это не диагноз, а особенность нервной системы, для определения себя как сверхчувствительного человека достаточно найти несколько общих черт между собой и описанием ВЧЛ. Одни эксперты делят особенности восприятия на три группы: чувствительность к сенсорной информации, чувствительность к эмоциям и чувствительность к деталям. Другие описывают сверхчувствительность как набор поведенческих паттернов, свойственных сверхчувствительным людям. Однако есть семь общих признаков, которые чаще всего встречаются у сверхчувствительных людей. О них в этом посте мы и расскажем.

Итак, признак первый — чувствительность к звукам. Сверхчувствительные люди часто чутко спят, их легко разбудить. Им непросто находиться в шумных местах: громкая музыка или разговоры десятков людей вокруг могут сбивать с толку — человеку может быть сложно не отвлекаться и сфокусировать внимание. Ему или ей может хотеться скорее покинуть шумное место и оказаться где-нибудь там, где было бы спокойнее.

Признак второй — чувствительность к картинке. Для сверхчувствительного человека визуальная информация — это десятки и сотни деталей, которые нужно подмечать. Поэтому для него может быть утомительно находиться в местах, где что-то ярко светит, мигает, двигается. Часто сверхчувствительные люди любят приглушённый свет и будут рады подарку в виде блэкаут штор или маски для сна.

Признак третий — чувствительность к запахам. Сверхчувствительного человека могут раздражать посторонние запахи: парфюм, дым сигарет, костра. Странный запах в каком-то помещении может быть незаметен для окружающих, но человек с высокой чувствительностью скорее всего обратит на него внимание.

Признак четвёртый — чувствительность кожи. В одном скромном исследовании учёные проверяли чувствительность ВЧЛ к прикосновениям с помощью аппарата МРТ. Выборка была небольшой — всего 165 человек. Исследователи обнаружили, что у людей с высокой чувствительностью отличается восприятие прикосновений на уровне активности мозга — они реагируют на них особенно остро.

Признак пятый — чувствительность к эмоциям. Причём ВЧЛ чувствительны как к чужим, так и к своим эмоциям. Сверхчувствительные люди заражаются эмоциями тех, кто находится рядом с ними. Такой человек не сможет не обратить внимание на друга, который взгрустнул, и порадуется, если узнает, что его друг поступил в университет или выиграл конкурс. Из-за того, что сверхчувствительные люди близко принимают всё к сердцу, они часто чувствуют усталость после близкого общения.

Признак шестой — чувствительность к спешке. Сверхчувствительные люди могут показаться рассеянными и медлительными. Всё потому, что детальная обработка сигналов от органов чувств требует больше времени — как крупная локация в компьютерной игре, которая дольше грузится. ВЧЛ не любят задачи на скорость, соревнования и дни, когда слишком много всего нужно успеть. Сверхчувствительным людям комфортно, когда всё вокруг знакомое и предсказуемое, ведь тогда нужно обрабатывать меньше новых сигналов.

Наконец, седьмой признак — чувствительность к сигналам тела. Сверхчувствительный человек — это тот, кто первым просит закрыть или открыть окно, кто требует поскорее пойти и перекусить, кто тяжело переносит длительное нахождение в очереди или в неудобной позе — например, когда приходится скрючившись ехать в маршрутке и ждать, пока хоть кто-нибудь выйдет.

Кажется, что некоторые признаки сверхчувствительности схожи с другими особенностями личности или состояниями ментального здоровья — например, с интроверсией синдромом дефицита внимания и гиперактивности. Однако важно понимать, что сверхчувствительность — это отдельная особенность нервной системы человека. В следующем посте расскажем, с чем чаще всего путают ВЧЛ, и чем она отличается от других состояний.

С чем можно спутать сверхчувствительность?

Нередко мы путаем сверхчувствительность с другими особенностями характера, психического развития и здоровья: например, с расстройствами аутистического спектра (РАС), синдромом дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ), а также с интроверсией и тревожностью. И не удивительно — ведь, кажется, у этих состояний есть что-то общее: например, быстрая утомляемость от общения с другими людьми.

Однако высокая чувствительность всё же — это другое. Сверхчувствительность — это теория, которая описывает особенность психики, то, каким образом мозг человека обрабатывает информацию. Человек может быть сверхчувствительным и обладать любой другой особенностью психики, но может быть и только ВЧЛ, и это нормально.

Начнём со сходств между ВЧЛ и синдромом дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ). Между СДВГ и ВЧЛ действительно есть кое-что общее — люди с СДВГ чаще бывают сверхчувствительными, чем нейротипичные дети. Однако в исследованиях, где рассматривается одновременно сверхчувствительность и СДВГ, авторы подчёркивают, что данные об особенностях восприятия они берут из анкет, в которых родители и педагоги описывают детей. И это важное замечание, поскольку родители и педагоги могут быть предвзяты. Почему иногда одно состояние принимают за другое? Дело в том, что СДВГ бывает трёх типов: при одном типе человек остро реагирует на стимулы — так же, как и ВЧЛ. При втором типе человек реагирует на стимулы недостаточно. Например, ребёнок с СДВГ может обладать недостаточной чувствительностью к прикосновениям. И, наконец, третий, самый частый, тип — смешанный, то есть первый и второй тип в одном флаконе.

Сверхчувствительность ещё нередко путают с нарушением сенсорной обработки (НСО). НСО — это неврологическое нарушение, при котором мозг не может правильно обрабатывать сигналы от органов чувств. Например, при одном из видов НСО человек не может осознать положение своего тела в пространстве, из-за чего часто падает или врезается в предметы. У сверхчувствительных людей с обработкой информации всё в порядке, просто её, этой информации, слишком много. Так человек с НСО может не заметить, что его зовут, потому что не слышит, а сверхчувствительный человек — потому что оказался в замешательстве от избытка звуков вокруг.

Кроме того, сверхчувствительность можно спутать с расстройствами аутистического спектра. Так, например, люди с РАС, так же как и ВЧЛ, могут обладать тактильной чувствительностью — могут не переносить определённый тип ткани на теле. А ещё и тем и другим людям может быть важен распорядок дня и его структура. Основное различие РАС И ВЧЛ заключается в том, что люди с аутизмом нечувствительны к социальным стимулам. Сверхчувствительные люди, наоборот, слишком много внимания уделяют чужим эмоциям, интонациям, жестам. Настроение окружающих заражает их. Для человека с аутизмом контакт с людьми — это стресс. ВЧЛ же умеют и любят общаться, просто могут устать от общения быстрее других.

Если высокочувствительный человек быстро утомляется от общения с другими, то это неминуемо ведёт к следующему вопросу — как соотносятся высокая чувствительность и интроверсия? 70% сверхчувствительных людей действительно называют себя интровертами: им важно побыть в одиночестве, чтобы подзарядиться. Что же остальные 30%? Они с одной стороны тянутся к людям и наслаждаются их обществом, но с другой — общение отнимает у них много сил. Из-за этого сверхчувствительные люди вынуждены брать передышку после насыщенной беседы. Иными словами, если у человека высокая чувствительность, не значит, что он обязательно интроверт, но вероятность есть.

Кроме того, порой между ВЧЛ и посттравматическим стрессовым расстройством (ПТСР) тоже можно найти сходства. Высокочувствительные люди могут быть более склонны к развитию посттравматического стрессового расстройства (ПТСР), потому что принимают всё близко к сердцу. Но не обязательно быть высокочувствительным, чтобы у человека развилось ПТСР, и не факт, что человек с ПТСР — высокочувствительный. Люди с ПТСР остро реагируют не на все стимулы, в основном на те, которые прямо или косвенно напоминают о травме. Так человек, который пережил насилие, может бояться людей, похожих на того, от кого он пострадал, а тот, кто попал в ДТП, может бояться машин. Высокочувствительные же люди одинаково остро реагируют на все виды конкретного стимула: и на то, как мусоровоз с грохотом переваливается через лежачего полицейского, и на то, как говорят люди в метро, и на крики детей на детской площадке.

И, наконец, высокую чувствительность часто путают с тревожностью. Впрочем, для этого есть основания: между ВЧЛ и тревожностью действительно много сходств и пересечений. Высокочувствительные личности остро реагируют как на внутренние, так и на внешние раздражители; а это, в свою очередь, ведёт к тому, что ВЧЛ сильнее подвержены ментальным расстройствам, таким как депрессия и тревога. Подробнее об этом расскажем в следующем посте.

Ещё раз подчеркнём: сверхчувствительность может быть при разных состояниях и диагнозах, и не обязательно она им противоречит. Однако сама по себе высокая чувствительность — не болезнь, не состояние ментального здоровья и не диагноз, это лишь особенность нервной системы.

Самостоятельно действительно может быть сложно отличить одно от другого — эксперты учатся долгие годы, чтобы научиться понимать особенности различных состояний. Поэтому, если у человека есть подозрения на какое-либо из описанных состояний — РАС, СДВГ, депрессия или ПТСР — важно не заниматься самодиагностикой, стоит обратиться за консультацией к специалисту.

 А какие есть преимущества?

Исследования в области психического здоровья показывают, что высокочувствительные люди (ВЧЛ) представляют меньшинство в обществе. Однако сверхчувствительные люди часто встречаются среди пациентов и клиентов в большинстве практик — вероятно, их число близко к 50%. Почему так происходит?

Высокая чувствительность — само по себе не патологическое клиническое состояние. Однако из-за высокой чувствительности человек подвержен повышенному риску развития психопатологий, особенно в детстве и подростковом возрасте. Дело в том, что высокочувствительные люди, попавшие в уязвимое положение, склонны поддаваться негативным последствиям невзгод. В частности, дети с высокой чувствительностью, у которых было несчастливое детство или которые подверглись воздействию неблагополучной окружающей среды, более уязвимы к тревоге, депрессии и высокому уровню воспринимаемого стресса с физическими проблемами, такими как боль или обмороки.

Высокая чувствительность отражается и на работоспособности: сотрудники с высокой чувствительностью сильнее подвержены рабочему стрессу, недовольству от работы и необходимости восстановиться после тяжёлых рабочих будней. В целом, исследователи связывают высокую чувствительность с более высоким уровнем стресса, более высокой вероятностью развития тревоги и депрессии, агорафобией, а также с низкой самооценкой, застенчивостью и синдромом дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ). Однако важно понимать, что сверхчувствительность — это способ обработки информации, а не расстройство. Поэтому вышеупомянутые черты и сложности психического здоровья лишь частично совпадают с ВЧЛ

23 марта 2024, 10:16 | Просмотры: 430

Добавить новый комментарий

Для добавления комментария, пожалуйста войдите

0 комментариев